?

Log in

taksa_shmaksa
04 November 2013 @ 05:30 pm

Уважаемые, как читается фамилия Wiencziers? Человек немец (инженер Eugen Wiencziers), но фамилия, видимо, польская?

 
 
taksa_shmaksa
08 April 2013 @ 11:22 am
Я человек ленивый и на подъем тяжелый, но на свой тихий лад настырный, поэтому последние года полтора, хоть и без остервенения и с большими перерывами, но ищу себе приличный класс йоги (читай - приличного учителя). Теперь более-менее нашла, а в процессе формулировала-формулировала и выформулировала для себя некоторую матчасть. Опробовано было, если считать вместе с Самарой, пять студий и около двадцати классов у двадцати разных человек. Я тут запишу кое-какие свои соображения, потому как потом пригодится. Тема узкоспецифическая, поэтому смело пролистывайте, кого она не интересует - будет нудно.
Read more...Collapse )
Tags:
 
 
taksa_shmaksa
13 December 2012 @ 12:00 pm
Вчера оказалась в магазине виниловых пластинок. Надо было выполнить кой-какие родственные наказы.
Ааааа, блин, руки-то помнят! Во мне мгновенно восстала отроковица образца 92-го года, с сигаретою ВТ в зубах и хайром до пояса, трясущимися руками перебирающая пластинки у специальных мужиков-спекулянтов перед магазином "Мелодия". Вспомнились перепечатки "Антроп" (не путаю название?), которые на тогдашнем постперестроечном безрыбье просто были каким-то откровением. Оказывается, обложка Led Zeppelin III не простая, там можно крутить спрятанный внутри бумажный диск с картинками, и в дырках на обложке радостно маячат морды участников ансамбеля. А мы-то думали, антроповская ксерокопия взаправдышняя. В общем, руки, по внезапно воскресшей привычке, затряслись, и я даже чисто машинально схватила пару дисков Марка Болана (водился за мной в детстве грешок любви к этому исполнителю). Потом, правда, обратно положила - не надо жадничать, все равно слушать не на чем.
Тут бы надо написать что-нибудь типа "Надо же, какая я старая", но уж хренушки, не дождетесь.
 
 
taksa_shmaksa
15 November 2012 @ 11:33 pm
В семье происходят печальные события, поэтому для поднятия боевого духа наших войск захотелось написать мемуар про то, как я Лариончика родила. У меня всегда настроение поднимается, когда я вспоминаю этот день.
Read more...Collapse )
 
 
taksa_shmaksa
09 November 2012 @ 11:19 pm
Лариончик теперь периодически ходит в детский сад на несколько часов, а в том саду нынче случился день Св. Мартина. По его случаю детишки ходят с висячими фонариками на палочках и поют тематические песенки: Laterne, Laterne и т.д. Я ж, как вы понимаете, совершенно не в матерьяле: мне сказали, надо фонарик купить, ну так я пошла в магазин и спросила, какой фонарик пригоден для таких случаев. Фиг же я знаю, как он выглядит, фонарик этот. Мне указали на пластмассовую палочку с проводком, на котором болтается небольшой светодиодик. Но! Оказывается, там еще есть крючочек, на который вешается абажурчик, а уж в том абажурчике потом светит огонек и развлекает детишек. В общем, мы с Лариончиком, как голодранцы, приперлись фактически с лампочкой Ильича на проводе.
Лариончик, впрочем, получил от шествия большое эстетическое наслаждение. Сначала мы цугом прошлись по раёну от сада до церкви и обратно, а потом в саду давали бал - коржики и яблочный компот. Лариончик, как опытный посетитель балов, быстрыми и точными движениями съел два коржика, запил компотом, а потом взял меня за руку и уверенно повел к выходу. Баста, мол, карапузики. Впрочем, остался весьма доволен светским мероприятием - все дорогу от сада до дома махал фонариком и улыбался во весь рот. А я дома села быстренько учить песенки, чтоб хоть в будущем году не позорить сына.

В связи с этим вопрос к тем, кто тоже растит детей в чужеродной, так сказать, культурной среде. Вы вливаете ребенка во все эти туземные, - и, кстати, чаще всего религиозные дела, которых мы отродясь не видели? Или, может, не вливаете - мол, блажь заморская и антихристова лжа? Тогда сразу вопрос по более масштабным событиям, чем день Св. Мартина - с Рождеством, к примеру, как поступаете? У меня вот по поводу Рождества вообще творческий тупик: сами-то мы этот праздник знаем не как праздник детства, а как чисто религиозное событие, и толком его праздновать не умеем, а тут еще эта фигня с конфликтом календарей. В результате не празднуешь ни то, ни то, но пока вся страна сервирует гусей и распаковывает подарки, чувствуешь себя какой-то девочкой со спичками, с тоской подсматривающей на морозе, как господа празднуют. Нет, мне, по большому счету, все равно, что праздновать, хоть Кодомо-но-хи, если это нужно, чтоб ребенок себя нормально чувствовал в своем малышачьем социуме. Проблема не елку нарядить на неделю раньше и не гуся зажарить, проблема в том, что я не могу ребенка воспитать в ценностях, в которых сама не воспитана - лажа получится. Сейчас, положим, мальчонка еще маленький, но мне очень интересно и слегка тревожно, как оно дальше пойдет с эдаким несоответствием того, что заведено дома и что в свете.
 
 
 
taksa_shmaksa
15 October 2012 @ 10:44 am
Родители прислали для Лариончика кое-каких моих детских книжек. Из одной из них вдруг выпала тонкая тетрадка с началом какой-то моей приключенческой повести, чудом не уничтоженная в геноциде аналогичных тетрадок. Лет автору, судя по почерку, одиннадцать-двенадцать. Дело происходит, что самое смешное, в Токио и начинается с того, что в квартиру к японскому подростку забирается некий деклассированный гайдзин, которого подросток кормит и развлекает беседою. Отдельно аккуратным почерком из какого-то справочника выписана матчасть: "Канда - район Токио", "Гиндза", "якитори". Тай-яки, народная сладость в виде рыбки с начинкой из красной фасоли, в этом справочнике почему-то проходит как жареный карп (вспоминаем печально известное французское жаркое). Чего там по сюжету предполагалось дальше я, конечно, не помню в упор. Тетрадку припрятала подальше, светясь в темноте пылающими ушами.

Но я это к чему, дорогие мои детишечки. Вот так начнешь в полубессознательном возрасте закручивать воронку одним пальцем, потом забудешь напрочь, а в нее лет через пятнадцать попадает ВАЩЕ ВСЁ.
 
 
taksa_shmaksa
13 October 2012 @ 11:20 pm
Ну, и о вечненьком. Дочитала наконец-то "Дом, в котором..." Мариам Петросян. В жизни не читала более странной книги и продолжаю находиться в полном недоумении.
Если свести весь сложнозапутанный синопсис к одной фразе, то там про интернат для детей-инвалидов. Но какие бы образы при этом ни нарисовались в мозгу от сей формулировки, они все будут ну настолько мимо кассы, что это просто изумительно. На самом деле книжка - совершенно отвязная смесь гаррипоттера с каким-то бредовым коаном. Оторваться при этом совершенно невозможно, а страниц там, на минуточку, под девятьсот. 

Граждане, читал кто? Шо думаете?
 
 
taksa_shmaksa
19 September 2012 @ 05:02 pm
Уж казалось бы, где я, а где Пекин - а вот смотри-ка, привезли к нам в Мюнхен пекинскую оперу. Ну я срочно побежала об нее наслаждаться, конечно. Тут как раз бабушка случилась на страже Лариончика, так что не побежать было преступно.
Что характерно, в европейские турне абы кого не пускают, так что зрелище было в разы качественнее, чем в Пекине. Приехала некая мощная государственная труппа, которая находится напрямую в ведомстве города Пекина и вообще на особом положении среди коллег (если верить раздаточному материалу, конечно), и давала отборный классический репертуар с прекрасной немецкой модерацией. С ними катается по немецкоговорящему ареалу такой дяденька - Герхард Шмитт-Тиль, который очень доходчиво рассказывал про тоны китайского языка (с подмогой оркестрантов), про отличие оперного китайского от обычного китайского (с демонстрацией на живых артистах), о символизме рукавов, и прочие интересные штуки, о которых в Китае хрен кто расскажет. Счастие мое несколько омрачилось тем, что давали все это дело в конюшне, ну то есть натурально, Reithalle называется - конюшня как она есть, только там ставят смонтированную на коленках сцену и штук триста стульев, больше не влезает. Но я все равно бешено насладилась, хоть и шею свернула, сбоку глядючи. Публика поднабилась примерно поровну случайная и неслучайная: отчасти китайцы с китайскими, равно как и с немецкими, семьями и друзьями, отчасти обалдевшие старички, выигравшие, видимо, где-то контрамарки и не вполне представлявшие, что их ждет, и парочка тематических синологов, которых по определению много не бывает нигде.

Давали, значит, четыре пиэсы - две комических, одну трагедь и одну батально-романтическую. Последняя вызвала у публики зверский ажиотаж, потому что такие пиэсы, где театр смыкается с цирком, вообще беспроигрышно лупят прямо в карнавальное сознание у любых народов. Там сначала "нимфа", как ее обозначили в немецком переводе, флиртует на мосту с неким молодым чиновником, приличным ученым человеком, и, пофлиртовав, посылает к нему наперсниц с мессаджем буквально следующего содержания: "Уважаемый господин, наша госпожа давно восхищается вашим литературным талантом. Почему бы вам на ней не жениться?" (Дикий хохот в зале). Влюбленные удаляются жениться, потом "нимфа" дарит возлюбленному волшебную жемчужину, и он отваливает восвояси. А тем временем небесное начальство прознает про такое безобразие и высылает против "нимфы" карательный небесный отряд. Остаток пьесы - минут двадцать, добрая половина времени - она лупцует небесное воинство руками и ногами, на сцене куча народу красочно бегает  с флагами, все трясут кокошниками и машут перьями, дамочка непринужденно отпиннывает копья то пяткой, то голенью, все по очереди и одновременно делают тройные тулупы и сальто, оркестр стучит в колотушки, примерно как в танце дракона на китайском новом годе, - короче, курбан-байрам и полный плезир для зрения и слуха. Потом, наконец, является малохольный возлюбленный с жемчужиной, получив которую, "нимфа" обретает свою обычную сверхсилу и разгоняет оппонентов к едрене фене. Публика рукоплещет и кричит по-китайски "браво" (конферансье научил в самом начале). Занавес, фото с артистами для желающих, все подпрыгивающей походкой идут на трамвай, потирая уши.

А трагедь, уважаемые мои, была не какая-нибудь, а "Прощай, моя наложница", широко освещенная в одноименном фильме. Вот я и сподобилась посмотреть оригинал на старости лет. Там, как положено, много плакали и пили вина, а в конце случилось ритуальное самоубийство, и все снова плакали. Контрамарочные старушки сзади перешептывались: "Ну, как вам? Вы ожидали что-нибудь подобное увидеть? - Так-то ничего, но немножко, знаете, затянуто".

Особенно порадовали сочиненные китайцами титры на немецком языке. Кто помнит инструкцию к "Ароматной стельке", тот примерно может себе представить красоту и силу слога. Периодически титры вдруг сменялись на английские, а то и вовсе экран гас, и зритель мог, наконец, отдаться зрелищу, не отвлекаясь на смысл.

В общем, сие культурное событие весьма меня облагородило, тем более, что культурных событий в моей жизни за последний год было примерно ноль, если не считать адъской рейд по парижским музеям под вопли Лариончика. С наличием бабушки жизнь вообще играет совсем другими красками, я вам скажу. Я под это дело освоила профессию низкоквалифицированного маляра-штукатура и открыла в себе цветовое зрение, которого отродясь не бывало, но об этом в следующих выпусках нашего древнекитайскаго альманаха.
 
 
taksa_shmaksa
21 April 2012 @ 07:58 pm

Это сейчас я пожилая сварливая мать семейства, и моржовый хрен мне довольно регулярно бывает не мясо. А вот когда я была юной одухотворенной девой с косою до пояса, я шибко хотела в Париж, в свободное время только и делала, что втыкала в карту этого населенного пункта, и даже левой ногой поучивала французский язык, полагая себя любительницей всего французского. Потом поехала, конечно. И еще раз поехала. И теперь вот, 20 13 лет спустя, еще раз, уже в расширенном составе. Покатали Лариончика на карусели в Трокадеро, привезли обратно розовый халат, два чемодана соплей, мешок грязного белья, две картофелины и кулек карамелек. Щас расскажу.

Вот что удивительно: третий раз ехала и думала, что после всех мечт об этом городе реальность готовит только разочарования - ан нет, там все равно круто, даже при том, что сейчас я смотрю на города нудным утилитарным взглядом потенциального жителя и при случае охотно ругаю воду, воздух, транспорт, еду и не под тем углом постриженные кусты. В Париже, впрочем, серьезных недостатков юзабилити тоже миллион, но об этом отдельно. Зато там красота градостроения, величавые перспективы, цветущие каштаны, хорошо одетые симпатичные люди, широкие улыбки и почему-то вкусная еда - я уж было поставила на Европе крест в кулинарном смысле, а это, оказывается, просто в Баварии так хреново кормят. Кругом сплошной дизайн, креатив, шум и движуха; все-таки Мухин наш - село супротив Парижу, хоть и, конечно,  хорошо заасфальтированное и благоустроенное село. Вы как хотите, а мне приятно, когда в витринах не висят приколотые булавками старушечьи рейтузы, и когда женщины на улицах выглядят не на десять лет старше своего биологического возраста и одеты не в рубище из C&A в стиле quadratisch-praktisch-gut. В Германии-то с этим всем прямо беда. 

Больше того - в Париже даже стало чисто. Нет, конечно, le gauvneau на тротуарах все так же встречается, но ощутимо меньше, чем 13 лет назад. Народу же, к сожалению, поднаперло изрядно больше - в любые культурные учреждения дикие очереди, в Сент-Шапель, куда можно было свободно зайти с улицы, теперь не прорваться, перед Дворцом правосудия поставили вертушки и мужиков со стволами, так что на ступеньках уже не посидишь, в Орсэ и Лувре так просто мясорубка, и пробиться туда можно, только потрясая малолетним Лариончиком. О культурных развлечениях в этой связи поведать есть немного - пробежались изменившимся лицом по Лувру, Орсэ и Нотр-Даму, в каковом последнем Лариончик учтиво сорвал с себя шапку и там же ее и посеял. Ну и в карусели покатались в Орехово-Зуево Трокадеро. Культурные развлечения у нас теперь вообще ограничены Лариончиком, а он больше мюнхенской Старой пинакотеки выдерживать не согласен.

Стало теперь кристально ясно, что японцы весьма убедительно копируют все французское, а уж французского они любители - у них там даже в ассортименте есть булочная Paul, куча кондитерских, пекущих совершенно аутентичные меренги, и всяческие марки типа Aigle, торгующие дорогой рваниной. А мы-то думали, это все специально разработано для внутреннего японского употребления и к Франции имеет отношения не больше, чем японская версия пирожков - к России.

Хозяйке же на заметку имею сказать, что с младенцем колясочного возраста в Париже, оказывается, делать нечего - для передвижений с коляской город приспособлен примерно так же, как Москва или Самара, разве только бордюры спилены на пешеходных переходах. Метро так вообще какая-то преисподняя с бесконечными, сука, лесенками и вагонами, куда не вопрешься, ибо хранцузский инженерный гений придумал там откидные сиденья прямо перед дверьми. Оный гений, похоже, вообще озабочен только изяществом линий - та же хрень, к примеру, в синкансэне SNCF, в котором все в фантазийных загогулинах приятного цвета мурасаки, но в проходе невозможно разойтись даже вдвоем, не говоря уж - коляску пропихнуть. Аналогичная фигня в музеях, точнее, в Орсэ - в Лувре хотя бы есть подъемники системы "кабриолет", то есть, можно перегнуться через бортик и плевать на лысину оставшимся внизу. В Орсэ же, говоря попросту, полная жопа - там есть полтора неработающих лифта и издевательски предлагаются напрокат инвалидные и детские коляски. Пользуйтесь, мол, дорогие граждане. Обидно, конечно, что имеет место дудочка-и-кувшинчик - там, где многовековой культурный слой, жирно унавоженный античностью, дворцы, музеи, театры и тыща лет высшему образованию, не припасть к этому всему, если хоть чем-то физически ограничен, а там, где все безупречно удобно в эксплуатации и безбарьерный доступ куда угодно - ни тебе нормальных выставок, ни музеев, ни театров, не считая, конечно, традиционных. С другой стороны, когда крячишь коляску вниз или вверх по ступенькам, хочется все афиши про Модильяни и Сутина в Пинакотеке забить в жопу министру путей сообщения. Есть у меня подозрение о существовании некоей золотой середины - какого-нибудь там Нью-Йорка, к примеру, но я там не была и говорить наверняка не могу. А впрочем, и Германия весьма близка к этой середине.

Еще хозяйке на заметку про герра Лариончика. Он все это дело перенес довольно легко и спокойно, в отличие от евойных родителей. Ну, то есть, если смотреть рестроспективно, то ничего особо страшного не было, но в процессе это была аццкая жесть. Лариончик, видите ли, вошел в мятежный возраст 14 месяцев и взял привычку орать диким голосом и кидать предметы, если его что-то не устраивает, а не устраивает его многое. В частности, 6 часов в поезде. И хотя он из них орал и кидался всего от силы час, мы таких авантюр больше не сдюжим. Ходить с ним по музеям тоже пока сложновато. Он вьюнош коммуникабельный, при скоплении народа отказывается спать и жаждет улыбок и аплодисментов, а также чужих фотоаппаратов, сумок, игрушек и прочего имущества. На обратном пути выпросил в поезде у арабского мальчика поролоновую гранату в подарок и немедленно откусил от нее половину, благо, зубов уже выросло штук сто. В общем, родители испытывали постоянный позор за мэйваку населению и ущерб окружающей среде.

А город все равно офигенный. Вот мальчик войдет в разум - опять поедем на карусель в Трокадеро.


 
 
taksa_shmaksa
25 March 2012 @ 09:50 pm
Из Нихона я отъехала 8-го марта, счастливо избежав таким образом поздравлений с одноименным праздником. В Нихоне пробыла восемь дней. Сдавала на базу рокуё, отгибала чакры, отмокала в онсэне, как обезьяна, и все такое. Не говоря уж про сон! по восемь часов без перерыва! на жесткой кровати! Не говоря про еду со вкусом еды! Про свежий морской воздух и зеленые деревья! Про шопинг с красивыми витринами! Только одно разочарование принес мне Нихон: онсэнные весы показали без всякой жалости, что домашние весы легко и изящно отнимали от моего веса от 4 до 6 кг, то есть, пациент не только не похудел, но и поправился сверх дозволенного. Теперь и мы про Тефаль часто вспоминаем, помимо того, что он, сцуко, о нас всегда думает - кабы не этот сволочной прибор, я бы аккуратнее налегала на местные килобулки, полагая себя истощенной болезнию. А в остальном Нихон прекрасен, как всегда - он вообще особенно прекрасен, когда ему ничего не должен и приехал попрощаться. А уж прощаться Нихон умеет, как никто.

Что сказать, други. Я даже не буду извиняться за пафос, потому что мне очень важно было там побывать - завершить цикл, поцеловать Нихон в Кансай и увидеть людей, с которыми почему-то всегда целительно потрещать, несмотря на весь их молчаливый высокий контекст. Канда-сэнсэй, который чинил мне скелет и в какой-то степени душу, собирается драпать в Новую Зеландию, вот напасть для города Кобе! Тай-сэнсэй, человек-костер, который учил меня своей хитрой йоге "ничего не бояться", стал  успокоенный и светлый - у него в один месяц и год с моим Лариончиком родилась девочка-горошинка, он тихо и радостно поглощен отцовством и перестал брать воскресные классы. Суэмаса-сэнсэй, которой после семи лет на Тайване и мужа-гайдзина сам черт не брат  (только благодаря ей я даже после годового перерыва оказалась в состоянии решать умеренно-сложные задачи на японском языке, хотя японский мой, конечно, все так же далек от совершенства),  продолжает строить своего непутевого канадского мужа и в стописятпервый раз собирается на Бали. С этими тремя мы никогда не были запанибрата, но почему-то отпустило меня только тогда, когда я с ними повидалась. Впрочем, и с остальными увидеться было очень, очень душеполезно. А еще, а еще я съездила в Фусими Инари (с туристической визой все можно, даже в Кремль)! И у меня только один вопрос к себе, дуре: чего я там раньше никогда не бывала?

Хорошо, что съездила, чо. Круг замкнулся, жизнь, похоже, наконец-то снялась с ручника, и можно катиться дальше, не срывая колодки и без запаха паленой резины. Теперь при воспоминании о кобской тротуарной плиточке мне уже не прилетает, как бывало, невыносимый пинок в сердце; напротив, я имею приятную ностальгию и улыбку в воображаемую бороду. Нихон переместился в шкафчик прошлого. Спасибо, милый Нихон. お世話になりました。